Какой предмет мебели Вам хотелось бы купить?
 



Яндекс.Метрика

Монтаж контура заземления цена украина
Контуры популярных брендов по отличным ценам. Доставим завтра, выбирайте
волгастрой.москва
Коврик автомобильный
коврик
cellmat.ru
Как выбрать газлифт для кровати
Энциклопедия советов в рубриках как сделать и как выбрать
atriume.ru
Семерка культовых стульев Печать E-mail
Эта семерка культовых стульев (стулом мы условно назовем любое устройство для сидения — от табурета до шезлонга) выбрана по субъективному желанию автора, основанному частью на количестве ремиксов, а также на популярности модели и на частоте упоминаний в литературе. Несмотря на почтенный возраст (кроме последнего), все эти стулья не стали музейной пылью, а живут в современных интерьерах, производятся и продаются в огромном количестве. Другой автор может предложить иной букет, и тоже будет прав.
1. Венский стул «Модель 14» (1859). Дизайн: Михаэль Тонет, Австрия Середина 19 века, Австрия. Михаэль Тонет, мебельщик, в 1842 году запатентовал метод «гнуто-клеенной» технологии изготовления мебели, и с этого момента начался победный марш венского стула. Венских стульев было немало, как минимум 20 моделей. И каждая может вполне оправданно называться венским стулом. Тем не менее, среди всей этой гаммы есть стул, ставший действительно классикой — «Модель 14». Тонет довел эту модель до звенящего совершенства. Всего 6 деталей! Трехмерное «гнутье» позволило объединить спинку и задние ножки в одну деталь. Сидение круглой формы затягивалось камышовым плетением. Конструкция получилась очень легкой, пружинящей и, вместе с тем, стабильной. Но не революционность технологии стала причиной бешеной и устойчивой популярности венского стула. Удобный, легкий и ажурный, он обладал незаменимым свойством — мог вписаться в любой интерьер органично и незаметно. А, кроме того, волшебным образом «исчезал» — стоило человеку сесть на него, и стул напоминал о себе только изгибом тела сидящего.
2. «Хилл Хаус», стул для спальни (1902-03). Дизайн: Чарльз Ренни Макинтош, Шотландия Макинтош, будучи одним из «отцов» британского модерна, определил для последователей направления развития стиля, а сам пошел иным, уникальным путем, успешно избежав и символичности, и орнаментальности, и прочих составляющих модерна. Вместо упругих изощренных кривых — прямая линия и прямой угол. Чистый геометрический эксперимент. У стула «Хилл Хаус» и у других стульев этого семейства очень высокая спинка. Кажется, что дизайнер изменил требованиям функциональности, потакая своим эстетическим капризам. Но не мешает вспомнить, что этот стул предназначен специально для спальни. И становится понятно, что это не просто сидение, а очень полезный предмет обстановки. Это вешалка, на которой можно оставить головной убор и повесить одежду — горизонтальные перекладины весьма к этому располагают. Это своеобразная ширма, которая делит помещение на функциональные зоны. Это почти скульптура — вертикальная доминанта, организующая пространство интерьера. А еще это прототип оп-арта: планки, перекладины и промежутки между ними играют со светом и отбрасывают тени. Получается изменчивая светотеневая живопись.
3. Шезлонг Model B306 (1928). Дизайн: Ле Корбюзье, Пьер Жаннере, Шарлотта Перриан, Франция Великий функционалист Ле Корбюзье при всей небесспорности однозначно утилитарного подхода к вещам отнюдь не был противником комфорта (к счастью, комфорт — тоже функция). Этот стул — уже почти лежанка, а не стул — как нельзя лучше подходит к его крупно-плоскостным, индустриально-жилым интерьерам. Незначительный, чуть намеченный завиток, оживляющий девственную плоскость стен и пола. Изгибы проверены и перепроверены пропорциями модулора — необязательно испытывать телом, доверяешь взгляду — будет очень удобно, валик в головах убеждает в этом так красноречиво...
4. Табурет 60 (1933). Дизайн: Альвар Аалто, Швеция Простой табурет, продаваемый миллионами. Он был запущен в производство в 1933 году, сразу приобрел популярность, которая устойчиво сохраняется и по сей день. Бывают вещи, которые вне времени, потому что они гениально просты, и, соответственно, совершенны. Круглое сидение и три L-образные ножки из гнутой фанеры. Минимум деталей, простая технология, в результате — очень дешевое производство. Есть дополнительное полезное свойство: складируемость. Табуреты составляются один поверх другого высокой стопкой, что крайне удобно при дефиците жилого пространства. И технология, и идеология близки венскому стулу. Так же, как «Модель 14», аалтовский табурет ненавязчиво вписывается в интерьер. И, одновременно, он самодостаточен как эстетический объект. Мало того, трехногий круглый табурет играет в современном интерьере и некую символическую роль. Круг сидения, желтый, лакированный, — этакое солнышко в доме. Ножки — лучи. Материал — дерево — намек на экологичность. А если глубже копнуть эту тему, то, возможно, обнаружится множество других наслоений смысла и знаковости.
5. «Mezzadro» (1957). Дизайн: Ахилле и Пьер Джакомо Кастильони, Италия В 1957 году, в Италии, на вилле Ольмо в Комо проходила выставка «Цвет и форма в сегодняшнем доме». Дизайнеры братья Кастильони представили на ней свою концепцию жилого интерьера. Нестандартные, временами причудливые сочетания вещей: вместе сосуществовали предметы обычные, «анонимного дизайна» и специально спроектированные. Идея коллажа присутствовала и в интерьере в целом, и в отдельных предметах. Квинтэссенцией коллажности стала забавная табуретка «Mezzadro». Непохожая ни на что, она в то же время навевает массу ассоциаций: то ли заводная игрушка, то ли консервный нож, то ли садовый инвентарь. Все гораздо проще. Братья-дизайнеры взяли сидение от трактора и укрепили его на стальной пружинящей рессоре. Получился необычный консольный табурет. Со времени той выставки актуальность формы «Mezzadro» не уменьшилась. Эта почти полувековая «старушка» весьма органично смотрится в агресивно-молодежных интерьерах и даже в ультрасовременных хай-тековских. У табуретки «Mezzadro» есть «брат», представленный на той же выставке и достойный упоминания. Они очень разные по внешнему виду, но весьма близки по духу. Это табурет для телефонных разговоров «Селла» — «Седло». Способ его использования звучит замысловато: «сидеть стоя или стоять сидя». Велосипедное седло насажено на металлический стержень красного цвета, а основанием служит чугунная полусфера. Получается своеобразная «неваляшка».
6. Кресло «Сакко» (1968). Дизайн: Пьеро Гатти, Чезаре Паолини, Франко Теодоро, Италия Замечательный «мешок» итальянских дизайнеров, образец «антидизайна», бесформенный и (о ужас!) розовый. Хорошего дизайна, качественного дизайна к середине 1960-х стало слишком много, и он начал утомлять. Радикальная молодежь предпочла делать «дизайн без вещей» — дизайн поведения. Они отказались от канонических методов проектирования и заменили их проектной игрой. В то же время, несмотря на «антидизайнерские» декларации, с точки зрения выполнения главной функции — удобно сидеть, кресло-мешок безупречен. Кожаная оболочка наполнена пластмассовыми гранулами, но не под завязку. Наполнитель легко принимает форму, удобную для сидящего, и столь же услужливо меняет ее для следующего пользователя. Эта идея эксплуатировалась последователями во множестве вариантов исполнения, пока не дошла до логического финала — «мешок» заставили застыть, выкачав из него воздух, и сохранили навечно отпечаток седалища хозяина (идея: Рон Арад). Есть сомнения в эргономическом преимуществе подобного усовершенствования, но в этом действе присутствует нечто от арт-акции.
7. W.W. Stool (1990). Дизайн: Филипп Старк, Франция Нечто космически-органическое. Произвольная форма растительных кореньев с изумительной серебристо-хай-тековской текстурой. Cимбиоз экологического сознания и космических технологий. Творение «биомеханического дизайна», идея которого активно пропагандируется Старком. Этот табурет балансирует на грани и в физическом, и во временном, и в эстетическом смыслах. Как объект для сидения, он кажется очень хрупким и неустойчивым, но это только видимость. Он существует сейчас, он вполне реален, но все же он немножко «завтрашний», он кажется пришельцем из неизвестного интерьера будущего. Пока он только гость, он неорганичен в нынешних интерьерах. Материал подчеркивает искусственность, но форма живая, природная. Техника и природа не противопоставляются, а странным образом сосуществуют в этом предмете. Елена Новицкая, «Office-Organizer» Мебель в Санкт-Петербурге, №2 выпуск 2 2004
 






Новости региона

Главные новости